switch to English

Актуальность проекта.



Современные реалии таковы, что движение граффити, изначально развивавшееся как параллельная хип-хопу субкультура и носившее контркультурный характер, сегодня почти не имеет отношения ни к хип-хопу, ни к протесту. Субкультура стала индустрией, слившись с множеством других субкультур, а свободное и некогда радикальное искусство превратилось в дурную привычку написания своего имени аэрозольной краской, на которой паразитируют корпорации, производящие краску и аксессуары для граффити .

Протест против санкционированности и коммерции, лежащий в основе граффити культуры, стал очень привлекателен для рекламщиков и инвесторов, что породило множество различных форм взаимодействия райтинга и коммерции: выставки, продающие искусство райтеров; граффити фестивали, спонсируемые государством и различными корпорациями (в том числе производителями граффити-аксессуаров); рекламные кампании, нанимающие граффити райтеров для продвижения своей продукции; поп индустрия — для оформления декораций клипов и ТВ-шоу; трейнрайтинг превратился в конвейер по производству контента для видеопропаганды и граффити журналов; граффити-магазины, открываемые райтерами, отстаивающими андеграунд; райтеры мировой величины (Can 2, Getting up, Krink) патентующие свой стиль и налаживающие выпуск своей продукции.

Граффити сообщество из локального и закрытого разрослось до всемирного, открытого и мультикультурного. Любой человек, независимо от своего социального статуса, половой, расовой и этнической принадлежности, идеологических установок и музыкальных предпочтений может стать участником граффити сообщества — придумать себе псевдоним, купить аэрозольную краску в художественном магазине и, посмотрев несколько роликов в Интернете, научиться ей рисовать. Такая ситуация в сочетании с массовой пропагандой райтинга со стороны граффити корпораций, приводит к колоссальному увеличению числа дилетантов, воспринимающих граффити как модную забаву, не имеющих для себя четких мотиваций и целей относительно своей деятельности. В результате, многие из них останавливаются в своем развитии, увлекаясь фактажем и тиражированием.

Другими словами, в граффити-культуре наблюдаются процессы ее активной коммерциализации, виртуализации и растворения в различных областях визуальной культуры. Европейские интерпретации американского райтинга, выдвинувшие на первый план образ вместо шрифта, сделали граффити популярным, понятным и массовым и связали граффити с дизайном и рекламой. Взаимовлияние этих индустрий, еле заметное в 90-х сегодня вылилось в их конвергенцию. В остальном, происходит постепенное превращение субкультуры в мейнстрим, модный и выразительный визуальный тренд. Граффити культура сегодня застывает в пограничном состоянии между девиантностью и арт-рынком, где борьба за идеологию и признание других райтеров соперничает с борьбой за внимание корпораций и галеристов, имеющих возможность коммерческой реализации граффити продукта и приспособления его к рынку. Между тем, со стороны арт-общественности принимается множество попыток апроприации культурных кодов стрит-арта и музеефикации его отдельных объектов. В их число попадают как многочисленные граффити выставки, пополняющие собрания крупных музеев работами именитых райтеров, так и отдельные случаи увековечивания «живых» объектов уличного искусства — приватизированная стена с работой Кейта Харринга, работы BANKSY, помещенные под анти-вандальное стекло и т.д.

В таких условиях возникает необходимость создания специализированной институции, способной не только демонстрировать уличное искусство но и комментировать его, заостряя внимание на наиболее проблемных и парадоксальных для него явлениях.