switch to English

— «Граффити не рисовать, плакаты не клеить»
Игорь П. (www.prokvadrat.ru), Москва, январь 2012.

Об авторе.

Игорь П. — уличный художник, автор ряда проектов и публикаций, посвященных стрит-арту. Как и большинство современных уличных художников начал свою карьеру с традиционного райтинга, постепенно переключившись на другие формы художественной активности.

Автор постоянно пребывает в состоянии полимедийного поиска, экспериментируя с самыми различными техниками и жанрами. И если на раннем этапе творчества фокус его интересов составляли «восьмибитная» живопись и перформанс, то сегодня это пространственные супрематические инсталляции и уличный концептуализм.

Однако, в независимости от выбранного языка, характерной чертой его творчества всегда остается рефлексия восприятия процессов, происходящих в искусстве и социуме. Так, на данный момент центральным лейтмотивом его творчества проходит тема отрицания граффити культуры, ее фактической смерти на фоне внутреннего инновационного кризиса и коммерциализации.

Текст: Андрей Целуйко.

О работе.

В работе «Граффити не рисовать, плакаты не клеить» автор предлагает понаблюдать за феноменом так называемого «баффинга» и его производными, возникшими в результате непрекращающейся борьбы уличных райтеров и городских коммунальных служб. Принимая сторону последних, автор при помощи техники ассамбляжа воспроизводит один из способов оберегания стен от уличного искусства, будь то рисунки, трафареты, надписи или плакаты. Тавтологичный в визуальном плане подобный способ защиты объектов городской среды практикуется по всему миру и является довольно распространенным в Москве. Но при всей своей абсурдности он нередко воспринимается как объект найденного и случайно возникшего искусства.

Исходя из идеи о том, что некоторые объекты граффити для города являются действительно неуместными, автор намеренно изменяет свою роль и пытается посмотреть на ситуацию с разных сторон, попеременно вставая то на сторону борцов, то на сторону художников. Эту динамичность позиций скорее можно охарактеризовать как исследовательский процесс, в основе которого стоит вопрос о границах между искусством и реди-мэйдом.

Рассматривая демократичность как повсеместно актуальный политический строй можно сказать, что свобода распространилась и в область искусства, в которой нет музейной замкнутости и четких границ. Эра коммуникативного искусства позволяет практически каждому почувствовать себя художником, наделенным всем необходимым инструментарием. Поэтому всех коммунальщиков сегодня вполне можно охарактеризовать как художников, объединенных единой глобальной концепцией восстановления мира. Устанавливая чисто функциональные объекты они невольно создают череду случайно возникших эстетических форм, перерастающих в итоге в самостоятельный язык городской визуальной среды.

Реализация концепции «восстановления» на санкционированной выставочной площадке уличного искусства не случайна. Сделав подобный жест, автор декларирует беззащитность граффити даже под опекой официоза, и, таким образом, не только провоцирует участников, но и ненароком вводит нить сомнения и неустойчивости, как будто заявляя то, что это конечная точка, проект закрыт, а ваше искусство никому не нужно.

Текст предоставлен автором.

Комментарий.

Важной компонентой в деятельности любого художника является практика. Для художника уличного это справедливо особенно. Получившийся слой от Игоря П. как раз наглядно подтверждает, что даже, вроде бы такая простая дисциплина в уличной активности, как бафф, все таки, не может быть выполнена спонтанно, вдруг, без многократной тренировки и отработки приемов и техник в городе. А у Игоря нет опыта регулярного перекрашивания не устраивающих его граффити. Даже большая коллекция его многолетних наблюдений за городом, представленная в виде серии фотографий закрашенных граффити, не оказывается тут должным подспорьем. Баффить (закрашивать) нужно не только знать, как, но и уметь, прочувствовать, как это делается, должен быть крепкий навык, когда движения доведены до автоматизма и не остается места экспериментированию с насыщенностью краски, с цветом и полосочками. Настоящие профессиональные бафферы (сотрудники коммунальных служб, занятые удалением граффити) не играют с формами — они просто закрашивают то, что на их взгляд слишком выделяется на общем фоне. А Игорь — играет. Поэтому у него получается уже следующий этап для баффа, то, что я называю пост-бафф (по аналогии с пост-граффити) то, к чему пришли некоторые деятели и ценители уличного искусства, когда обычные не мудреные «заплатки» на стенах уже стали благодаря своему количеству и повсеместному распространению привычны и потребовали качественного переосмысления и развития. Как, например, Guillaume Mathivet из Франции, пытающийся пластически выдать заплатки, оставляемые рабочими или создаваемые лично им, за схематичные фигуративные композиции — натюрморты или другие узнаваемой формы бытовые предметы. Или Миша Most, выставлявший несколько лет назад собственные бафф имитации на холстах и трактуя их как форму собственной рефлексии на цензуру. Его закрашенные статьи из конституции РФ тогда были также композиционно выверены, пластически убедительны и, однако выдавали в нем художника, эффектно играющего с пластикой, но не до конца честного в своем высказывании. Справедливости ради стоит отметить, что у Миши были опыты имитации баффа, пусть и крайне малочисленные на улице и раньше, а в 2011 году Most перенес эту «игру», предоставив ей наконец основу, из стерильного галерейного пространства в город и стал писать конституцию уже на стенах, оставляя возможность цензуировать ее профессионалам.

Но нельзя оказаться на следующей ступени, не пройдя предыдущую. Мы имеем дело здесь с очередной имитацией, выполненной по всем законам современного искусства, требующего от художника отвлеченного теоретизирования и спокойной рефлексии, но попирающей законы достоверности, основывающейся на опыте, количественном физическом базисе, не могущей происходить только из «головной» надстройки. Остается надеяться, что Игорь услышит мою критику, возьмет по весне валик и закрасит в естественной среде пару десятков (сотен) настоящих граффити.

Что же касается превентивной меры борьбы с граффити и постерами — сетки рабицы, которой занавешена стена, то ее вовсе не видно. Этот новый, не предвиденный заранее, смысл, проявившийся (или, точнее, наоборот, — визуально приглушенный) в работе уже в процессе ее создания мне как раз нравится. Такая незаметность — этакий «тест на внимательность» — позволяет на уровне способности к считыванию отделить потенциальных авторов от тех, для кого стена останется всего лишь стеной, чтобы на ней не появилось. О том, что граффити здесь рисовать не удобно, а плаката вообще не наклеить, благодаря визуальной невыразительности сетки, узнает только тот, кто действительно воспринимает стену как объект для творчества, а не случайный, бегло созерцающий посетитель, проходящий мимо или автомобилист, паркующий рядом с ней свое авто.

Текст: Кирилл КТО.

http://thewallproject.ru/files/gimgs/45_img3752web.jpg
http://thewallproject.ru/files/gimgs/45_img3757web.jpg
http://thewallproject.ru/files/gimgs/45_img3755web.jpg
http://thewallproject.ru/files/gimgs/45_img3756web.jpg