switch to English

— «Индустрия»
Павел 183 (www.183art.ru), Москва, сентябрь 2010 г.

Об авторе.

Уникальность автора состоит в том, что он творит не на улицах города, а под поверхностью земли. Размещаясь в пространстве подземных коммуникаций, его работы на протяжении нескольких лет «качают воздух» в застывший мир московских катакомб.
Идея авторской инновации такова — комбинируя технику фотографии и диапроекции, показать зрителю таинственный индустриальный мир подземных ходов и тоннелей, изначально выполнявших оборонительную функцию, но канувших в небытие с падением советской империи.

На увлечение подземной средой мегаполиса в начале пути очень сильно повлияла информация о подземельях: именно после прочтения ряда статей о подземной Москве, автор и решился спуститься под землю, где почти год самостоятельно исследовал бесчисленные территории городских катакомб. Наслаждаясь их величием и красотой, фиксируя на пленку некоторые объекты, у художника постепенно родилась мысль об интерпретировании пространства живого андеграунда. Дабы не быть кощунственным по отношению к сединам подземелий и не оставлять в нем меток о своем пребывании, автор решил прибегнуть к помощи бесконтактной, универсальной технологии — проекции.

Так художник начал практиковать собственное направление в уличном искусстве — «Light art».

Текст: Андрей Целуйко (из книги «Objects-2»).

О работе.

В своей работе автор предельно жестко проблематизирует даже отчасти вульгаризирует современное положение уличного художника в системе рынка и арт-индустрии, т.к. именно в контексте уличного искусства вечная борьба творческого гения с культурно-политическим заказом власти становится наиболее острой.

Выросшие на идеалах свободы и независимости, традиционно работающие вне системы и привыкшие к вольной форме своих «высказываний», уличные художники оказываются почти парализованными и немыми, едва вступив на территорию «большого искусства». Существование на смежных территориях с коммерцией и официозом постепенно и необратимо приводит автора к подчинению оным, когда степень его зависимости от дирижеров большого художественного процесса доходит до печального состояния марионеточности или закабаленности.

В итоге свобода мысли и действий упираются в непреодолимую стену из фреймов, образованных различными компонентами арт-индустрии. Концепции и манифесты выставочных проектов, рыночный спрос, спонсорские условия, четко регламентированный формат галерей, а особенно квинтэссенция такового — ярмарочный (как, например, на прошедшей накануне Арт-Москве), своеволие, барство и вкусовщина меценатов, спонсоров и продюсеров от искусства, «культурная политика» государства и арт-институций, как и множество прочих факторов, кандалами сковывают художника по рукам и ногам.

Устанавливая монополию на легитимность, индустрия не оставляет выбора, вынуждая подчиняться ради продвижения вперед. Однако, делая подобный шаг, художник превращается в «повторителя», теряя свою самобытность и воспроизводя лишь то, что спускается сверху. С другой стороны, интернациональная субкультура вольных художников и без пресловутых, даже, может быть, чрезмерно демонизируемых кураторов-галеристов, давно стала широкой и благодатной поляной для продвижения и популярилизации разнообразного инструментария, декларативно призванного помочь художнику, а на деле превращающего его в объект интересов компаний и некритичного потребителя-освоителя всё новых и новых устройств для создания граффити. Таким образом подчиняясь и неуклюже лавируя между этими двумя индустриями, свободное, «чистое» искусство планомерно само становится «индустриальным», медленно умирая от коммерциализации и технологизации…

Текст: Кирилл КТО.

Комментарий.

Паша 183 после завершения росписи, пообщавшись с неподготовленным зрителем и увидев наконец собственную работу в масштабе, а не «в проекте» попросил дополнить эту и так затянувшуюся аннотацию. По его словам метафору, изначально включающую в себя главного героя — типичного бомбера (граффитчика нелегала, расписывающего ночью поезда и потому предпочитающего пользоваться маской дабы скрыться от камер слежения и не быть узнанным сотрудниками охраны) и остальной «антураж» — кандалы, купюры... необязательно трактовать буквально и конкретно. Это не только про граффитчиков и не только про художников и не только про творцов вообще. Индустрии сегодня подчинен абсолютно всякий человек, любой, кто вынужден продолжать свое существование и ради этого продолжения всё глубже погружаться в это болото, все сильнее затягивая удавку на собственной шее. Делая это в неосознанной и безостановочной, стремительной или вялой, лихорадочной или четко структурированной, но всё же банальной гонке за сомнительными материальными ценностями, почему-то до сих пор считающимися у большинства «просто инструментом».

http://thewallproject.ru/files/gimgs/21_16183wallweb.jpg